Еду жить в Чернобыль

Квартиры без очередей и за бесценок здесь раздают всем желающим

…Еще недавно опустевшие чернобыльские города и села медленно оживают. Сюда возвращаются люди. В основном не те, что здесь жили. Другие. Те, кто хочет решить свой квартирный или земельный вопрос. Здесь это не проблема. Квартиры и дома — на выбор. Земли — вдоволь.

Хочешь — дом, хочешь — квартира

Народицкий район больше всего в Украине пострадал от радиации. Со времени аварии здесь втрое уменьшилось количество населения. В райцентре Народичи когда проживало 10 тысяч человек, сейчас — в четыре раза меньше.

Народичи и еще несколько сел в районе относятся ко второй зоне — это территория безусловного отселения. Остальные сел района — зона гарантированного добровольного отселения. Однако жизнь здесь продолжается — рождаются дети, и даже в детсад очередь!

В Народичах сейчас можно без проблем найти жилье — десятки домов и квартир в пятиэтажках стоят пустыми. Хочешь — выбирай квартиру, хочешь — дом.

— Купить жилье у нас нельзя, все оно с советских времен в коммунальной собственности, — говорит заместитель председателя районного совета Александр Прокопенко. — Но можно снять. Ведь все заброшенные дома находятся именно на балансе местной власти, поскольку не были приватизированы бывшими пользователями. В свое время они получили новые квартиры, поэтому теперь имеем огромный незадействованный жилой фонд.

Пустых, как говорится, “разбомбленные”, помещений в Народичах действительно немало. Арендная плата за жилье небольшая — 60 копеек за квадратный метр в месяц. Господин Александр также взял жилье в аренду. Вспоминает, что помещение было без окон и дверей, разбитое вдребезги — поэтому пришлось делать серьезный ремонт.

В селах Чернобыльской зоны также хватает свободных домов — выбирай любой. Правда, большинство из них крайне запущены, а потому требуют ремонта. В селе Лозница некогда жило 800 человек, здесь было свыше 200 жилищ. Теперь у Лозницы коротают возраст чуть больше десятка пенсионеров, которые отказались выехать во время эвакуации. Мария Приходько живет в своей хижине вдвоем с взрослым сыном. Они не покинули родное село.

— Пустых домов у нас полно, можно выбирать для жизни которую хочешь, — улыбается 71-летняя женщина. — Правда, немало домов в первые годы после аварии разобрали на кирпичи, в некоторых хозяйничали бомжи, алкоголики. Поэтому к нам в Лозницу новоселы не спешат. А в соседних деревнях, я слышала, таки приехали и поселились.

32 копейки за квадратный метр

…Люди едут сюда. Едут, чтобы жить здесь. Каждый такой случай становится событием для здешних сел. Там, где в свое время были эвакуированы сотни семей, приезд уже одной — настоящий праздник.

Вот, к примеру, в селе Отруби семью киевлян, которые переехали сюда на постоянное место жительства, встречали как родных. Виктор и Виктория имели работу в столице и приличные зарплаты. Но с годами городской шум и суета стали тяготить.

— Мы задумались, в каком ритме живут трое наших детей, — делится Виктор. — После школы — часовое просиживание перед телевизором и компьютером. Даже во дворе негде погулять — вокруг только многоэтажки, стоянки машин. Поэтому Яна, Саша и Анечка большинство времени проводили в квартире.

Решение приняли всей семьей: с Киевом надо прощаться. А переехать решили в… Чернобыльскую зону.

— В деревнях у Народичей стоят пустыми сотни домов, потому что хозяев когда-то давно переселили и дали им новое жилье, — объясняет господин Виктор. — Я объездил эти населенные пункты и в Отрубах нашел небольшую хижину.

Так в селе появились новые жители. А впоследствии еще одна семья с двумя детьми переехала из Киева в Отруби. — Если считать эти две семьи, то население выросло до 48 человек, — радуется секретарь сельсовета Татьяна Ладошко. — А когда-то здесь жило более двухсот человек.

После аварии в селе остались десятки пустых домов, которые находятся на балансе сельсовета. Люди, которые выбирают их для жилья, заключают договор аренды и могут жить здесь сколько угодно. Стоимость аренды совсем маленькая — 32 копейки за квадратный метр. Обе семьи наших новых односельчан живут в домах, которые имеют площадь 80 квадратных метров. Поэтому каждая семья платит за жилье по 25 гривен в месяц.

В чернобыльском селе, конечно, не найдешь работы, но переселенцы подумали и об этом. Свое киевское жилье они сдали в аренду, а значит имеют с этого прибыль. Да и дома не сидят без дела — обрабатывают огород, имеющих скот.

— Мы будто заново на свет родились! — улыбается хозяин. — Место здесь очень красивое, рядом река, лесок, поля. Только мы засадили огород, поэтому осенью будет урожай.

Кстати, об урожае. Ученые доказали: в Чернобыльской зоне уже теперь можно очищать почву и выращивать на них экологически чистые агрокультуры. Только что закончился уникальный эксперимент, который наши ученые вместе с японскими коллегами проводили в еще недавно “мертвом” селе Старое Шарне. Пять лет подряд здесь сеяли рапс, а осенью собирали урожай. Почему именно рапс? “Потому что эта культура является одним из лучших природных накопителей радионуклидов, — говорит Евгения Дончева, один из инициаторов эксперимента. — Рапс как бы “вытягивает” из земли радиацию, делая почву чище. Причем на растение это совсем не влияет. После пяти лет исследований мы выяснили, что рапс почти в полтора раза ускоряет очищение почв. Кроме того, из выращенного рапса мы производили биогаз, а из семян — биодизель. Это бесценный опыт, а потому и дальше будем сеять это растение, уже на больших площадях. Поэтому эти опустошенные земли будем использовать с пользой для хозяйства”.

Тишина и покой

Тех, кто готов переехать в зону, сдерживает еще один устоявшийся стереотип — мол, это одичавший безлюдный край. Людей здесь действительно мало, однако большой опасности нет. Ведь Чернобыльскую зону охраняют сразу три силовых ведомства. По селам ездит патруль милиции. Рядом — государственная граница, поэтому здесь несут стражу еще и пограничники, которые сотрудничают с милиционерами. И, наконец, на страже стоят бойцы МЧС, которые следят за пожарной безопасностью в радиационно загрязненных лесах.

Специальная рота милиции охраняет 35 сел в загрязненной зоне, где сейчас живут около 500 жителей.

— Почти всех этих людей мы знаем лично, — говорит командир роты Сергей Сергейчук. – При возможности помогаем — нарубаємо дров, зажжем печь, поремонтуємо проводку и тому подобное. А незваных пришельцев здесь сейчас совсем мало – ценного уже не найдешь, все украли в прошлые годы. Единственные “нарушители” – это жители соседних районов, которые летом и осенью отправляются сюда по ягоды или грибы. Поэтому в целом в этих селах спокойно и тихо.

Живя в тишине и покое, семьи чернобыльских новоселов не планируют возвращаться обратно в город. — А зачем? — искренне удивляется Виктория. — Здесь — природа, свежий воздух, дети все время на улице. А насчет радиации — мы ее не боимся. Мужчина брал пробы воды из колодца, возил ее в санстанцию — оказалось, нормальная вода. Поэтому предпочитаем жить здесь и совсем не жалеем за столицей.

Возвращение через 25 лет: слезы и воспоминания.

Некоторые дома — довольно приличные.